О музыкальном оформлении в зарубежном кино

При действии, когда музыканты оказываются в кадре, очень важно подобрать состав исполнителей, соответствующий ситуации на экране. Если, например, нужна деревенская незатейливая балалайка, не надо приглашать Рожкова, — знаменитого артиста-балалаечника, достаточно любителя, умеющего тренькать на одной струне. Иногда режиссер даже нарочно немного искажает звучание — для большей правдивости.

Мне вспоминается такой случай. В фильме «Внимание, черепаха!» — комедии Ролана Быкова, где присутствует некоторая эксцентричность, — есть эпизод с оркестром пожарников. Пожарники, согласно сюжету, играют на стадионе, перед соревнованиями. На озвучание пригласили рядовой средний оркестр. Хотя при желании, конечно, могли пригласить лучший, но характер исполнения должен был соответствовать ситуации. Оркестр играл очень старательно. Когда музыканты слишком старались, Быкову это не нравилось. И он предложил: «Пусть последние двенадцать тактов они сыграют торопливо, потому что их время истекло — пора начинать соревнования, а они своей музыкой всех задерживают. И мы снимем, как капельмейстеру делают на этот счет соответствующие знаки — давай, мол, сворачивайся, и он взвинчивает темп».

Так и сделали. Получилось забавно, и, главное, начисто исчезла иллюзия концертности, которая здесь была совершенно неприемлема.

— У вас есть опыт работы с зарубежными композиторами и режиссерами — как она проходила? Как вы работали, например, над «Синей птицей»?

— О, с режиссером Кьюкором наши отношения складывались совершенно по иному методу, непохожему на методы советских кинематографистов. Кьюкор давал общее задание — без подробностей: тут нужна песня, тут танец, тут нечто в старинном духе, тут в романтическом… Все это не вдаваясь в детали, не определяя размеры.

У меня создалось впечатление, что в зарубежном кино, в частности в американском, режиссер так глубоко не погружается «в кухню» музыкального оформления, как у нас.

— Представить себе американского режиссера в роли Данелия трудно?

— Просто невозможно представить, чтобы, скажем, Кьюкор сидел в звуковой монтажной, подрезал два такта, подклеивал, пробовал по-другому!.. На американских студиях есть специальные люди, аранжировщики — профессионалы высокого класса, — которые всем этим занимаются. Режиссер чаще всего осуществляет только общее руководство.

В Голливуде, когда шла работа над «Синей птицей», часто мы с аранжировщиком Ирвином Восталом и музыкальным редактором, втроем, без участия режиссера (он уже определил место основных музыкальных номеров, песен, танцев) работали над фоновой музыкой, над акцентами. У нас это было бы невозможно: без участия режиссера не обходится ни один съемочный план, ни одна музыкальная запись.

В такой системе есть и свои плюсы, и свои минусы. Хорошо, что режиссер избавлен от возни с мелочами, которые может сделать специалист в этой области. Но плохо, что при этой высокой профессионализации неминуемо вырабатываются какие-то стандартные приемы. При высокой точности и выверенности того, что делают профессионалы-аранжировщики, теряется прелесть неожиданности, без которой пропадает искусство.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: